Языки мира: Иранские языки. II.
Северо-западные иранские языки

"Языки мира" Аннотация тома Содержание тома

ПРЕДИСЛОВИЕ

Д. филол. наук В. А. Ефимов

Настоящая книга "Языки мира: Иранские языки. II. Северо-западные иранские языки" - очередной том энциклопедического издания "Языки мира". Она является второй частью фундаментального тома "Языки мира: Иранские языки" и посвящена описанию языков и диалектов северо-западной подгруппы иранских языков.

К языкам северо-западной группы относятся: из языков вымерших - мидийский (древний период) и парфянский (средний период), из современных языков и диалектов - курдский, белуджский, талышский, гилянский, мазандеранский, семнанский, диалекты тати, диалекты полосы Семнана, сангесари, диалекты Центрального Ирана, сивенди, заза, гурани, а также ормури и парачи.

Необходимо отметить, что географические дефиниции принятой в современной иранистической науке классификации иранских языков, которая базируется на историко-генетических принципах - отражении некоторых исторических согласных (см. "Языки мира: Иранские языки. I.", с. 13-14), не вполне соответствуют в настоящее время действительному положению вещей. Например, те иранские языки и диалекты, которые в соответствии с данной классификацией традиционно относятся к северо-западной языковой подгруппе и являются, по предположению ученых, продолжением вымерших "мидийского" и "парфянский" диалектов, локализованных в древности и в средние века в северо-западной части Иранского нагорья, ныне по территории распространения выходят далеко за границы своего исторического ареала. Так, например, курдский язык, представленный сплошным массивом в сопредельных районах Ирана, Турции, Ирака и Сирии (на территории исторической провинции Курдистан), отмечен также в Иранском Азербайджане и в Хорасане, Армении, Азербайджане, Грузии, Афганистане, Туркмении. На значительном расстоянии от основного массива северо-западных иранских языков и диалектов - в исторической области Белуджистан, а также в Пакистане, различных частях Ирана, в Афганистане, Омане, Объединенных Арабских Эмиратах и в Туркмении распространен белуджский язык Волею исторических судеб на самой периферии ираноязычного мира оказались в результате давних миграций их носители - также два малочисленных "островных" языка - парачи (в Афганистане к северу и северо-востоку от Кабула) и ормури (в Афганистане, к юго-востоку от Кабула и в некоторых других местах) и в Пакистане - в южном Вазиристане, к северо-западу от Дера-Исмаилхана и к юго-западу от Банну). Таким образом, современные северо-западные иранские языки представлены в настоящее время в той или иной мере фактически во всех частях ираноязычной области.

Характерным моментом языковых ситуаций, существенно ограничивающим диапазон функционального использования северо-западных языков, является то обстоятельство, что ни в одной из указанных стран, в которых встречаются эти иранские языки, они не имеют статуса официальных, государственных языков: даже при условии наличия у некоторых из них письменности и литературной нормы (в то время как остальные являются бесписьменными). Официальными языками, языками обучения и науки, общественно-политической жизни, средств массовой информации выступают: в Иране - персидский язык, в Афганистане - языки дари и пашто, в других странах - соответствующие государственные и официальные языки этих государственных образований (см. статьи в данной книге). Как видим, в собственно ираноязычных странах, где распространены эти языки (Иран и Афганистан) в качестве языков межнационального общения выступают не-близкородственные языки - юго-западные персидский и дари или язык такого отдаленного родства, как пашто (восточноиранская группа).

В отечественной и зарубежной иранистике неоднократно отмечались проблемы, которые возникают на пути исследователя при попытках более детальной внутренней дифференциации различных языковых образований в рамках определенных генетических групп. В полной мере это относится и к северо-западным иранским языкам. При этом приходится сталкиваться с трудностями различного рода. Так, в одних случаях возникают вопросы сродни тем, которые нередко встречаются при рассмотрении юго-западных иранских языков, когда при ситуации сплошных массивов - непрерывных континуумов близкородственных диалектов и говоров трудно решить, к какому их трех литературных языков - персидскому, дари или таджикскому - следует отнести ту или иную языковую единицу. Ср. в связи с этим отмечаемые в специальной литературе проблемы при попытках разграничить бесписьменные северо-западные талышские говоры Азербайджана, которые постепенно переходят в говоры Иранского Талыша, в то время как последние смыкаются, с одной стороны, с отдельными говорами Гиляна, а с другой, - с говорами области Халхал в Иранском Азербайджане (Оранский И. М.).

Однако, в ареале северо-западных иранских языков чаще встречается другая ситуация, когда при отсутствии письменных памятников, слабой изученности и фрагментарности имеющихся языковых материалов мы имеем дело с существенными языковыми особенностями структурного и лексического характера и в то же время не можем с определенностью решить вопрос о статусе данной локальной языковой разновидности (язык или диалект ?), поскольку не располагаем промежуточными звеньями, которые позволили бы пролить хоть какой-то свет на отношения между идиомами.

Именно так обстоит дело в Западном, Центральном и Северном Ираке, где представлено значительное число локальных форм речи. Ранее в этих регионах они составляли сплошной массив северо-западных по своим генетическим признакам языковых единиц, но затем были в значительной степени вытеснены частично персидскими (юго-западными) диалектами, частично - тюркским языком, частично сохранившись лишь отдельными вкраплениями в глухой сельской местности. Тем не менее еще довольно большой массив северо-западных языков и диалектов сохраняется и поныне на довольно обширной территории Иранского нагорья, в прикаспийских провинциях, Иранском Азербайджане, Известный русский исследователь проф. В. А. Жуковский, собравший в 80-х гг. XIX в. большое количество языковых материалов в Ираке, отмечал такую особенность распространения локальных форм иранской речи в Центральном Иране, когда например, в районе г. Семнана жители селения Ласгерд не понимают жителей Сангесара, так же как и те, и другие не понимают говора селения Шамерзад, Сурхе и других мест, расположенных на расстоянии всего 10-30 км друг от друга (Жуковский В. А.). Поэтому, отказавшись от группирования диалектов по внутриструктурным языковым признакам, В. А. Жуковский предложил объединять их в группы по месту их распространения: "диалекты полосы г. Исфагана", "диалекты полосы Кашана" и т. д. В дальнейшем данный принцип стал применяться и другими исследователями, которые при группировании подобных локальных единиц используют не только территориальный, но и этнический принцип. Более детальная и научно аргументированная классификация тех или иных локальных единиц, которая учитывала бы степень их близкого и отдаленного родства, представляется делом не столь близкого будущего.

Выработанные в современной лингвистике критерии определения статуса близкородственных языковых единиц (имеем ли мы дело с самостоятельными языками, диалектами единого языка или "промежуточными" диалектами, попавшими в "зону вибрации" между двумя языками в условиях диалектного континуума) учитывают как чисто лингвистические, точнее историко-лингвистические факторы (степень дифференциации языковой структуры, обусловливающей наличие или отсутствие взаимопонимания между носителями форм речи, представляющих разные локальные единицы), так и экстралингвистические - а) социально-культурного плана (наличие/отсутствие литературного языка (письменного или бесписьменного, например, фольклорного) или наддиалектного койне, б) социально-этнического плана (наличие/отсутствие у носителей различных локальных языковых разновидностей того или иного ареала этнического единства). Как отмечают специалисты, традиционно определяющими при этом выступают факторы социального характера, особенно социально-этнические, но не внутриструктурные (более подробно об этом см. в статье Д. И. Эдельман "К проблеме язык или диалект в условиях отсутствия письменности" // Теоретические основы классификации языков мира. М., 1980). Значение критерия социально-культурного порядка проявляется особенно ярко при определении статуса бесписьменного языка: отсутствие единой наддиалектной нормы способствует обособлению отдельных форм речи и осознанию их в качестве самостоятельных единиц.

В качестве примера, иллюстрирующего важность социально-этнического фактора, можно привести курдский язык. Как известно, диалекты курдского языка, группирующиеся вокруг двух различных литературных языков (курманджи и сорани с подразделением последнего на два варианта - сулеймани и мукри), в лингвистическом плане весьма далеко разошлись друг от друга (во всяком случае взаимопонимание между носителями некоторых из них невозможно). Однако наличие у носителей этих диалектов сознания этнического единства, принадлежности к единому курдскому народу позволяет квалифицировать их как диалекты единого курдского языка (Бакаев Ч. Х., Эйюби, Смирнова).

Основной корпус данной книги состоит из двух разделов: "Вымершие языки" и "Современные языки и диалекты". Все статьи написаны по единым типовым схемам, используемым в издании "Языки мира" (см. Приложение). По схеме II, наиболее подробно разработанной, написаны статьи об отдельных языках, получивших более-менее полное описание в научной литературе и по которым имеются в достаточном количестве языковые материалы: парфянский, курдский, белуджский, талышский, гилянский, мазандеранский, парачи, ормури; по схеме II написана также статья о языке//диалекте таджриши. Большая часть статей об отдельных языковых единицах с пограничным статусом язык//диалект, как и статьи об отдельных диалектах написаны по схеме III: абдуи, шамерзади, велатру, сурхеи, ласгерди, биябунеки, афтари, сангесари, отдельные диалекты Центрального Ирана: яранди, фаризанди, кохруди, кешеи, меймеи, джавшакани, хунсари, вонишуни, зефреи. Статьи о группах диалектов следуют схеме I: диалекты Центрального Ирана, тати, Большой Соляной пустыни, полосы Семнана). Наконец, статьи об отдельных идиомах (язык, язык//диалект и др.), по которым наука располагает лишь отрывочными фрагментами сведениями, написаны по схеме IV: мидийский, заза, гурани, семнанский, диалекты йезди и кермани.

Неравномерная изученность многих северо-западных языков и диалектов наложила свой отпечаток на статьи данной книги. Необходимо прежде всего отметить, что у целого ряда языков и диалектов не установлен фонологический состав, и авторам в таких случаях приходилось довольствоваться языковыми материалами в фонетической записи. В грамматических таблицах и парадигмах порою встречаются пропуски, означающие, что та или иная форма не была зафиксирована в имеющихся материалах.

Ряд статей, написанных в 80-е гг., был существенно переработан с учетом новых данных и заново отредактирован. По некоторым языкам//диалектам и диалектам были написаны статьи, подготовка которых первоначально не планировалась. Статьи "Курдский язык", "Талышский язык", "Заза язык", "Гурани язык", "Тати группа диалектов", "Семнанский язык" публикуются в авторском варианте. Статьи "Белуджский язык", "Парачи язык", "Ормури язык" подготовлены авторами главным образом на основании собственных материалов, собранных ими в полевых условиях в Афганистане, Иране и Туркмении, или от выходцев из этих стран, а также на основании обработки материала, почерпнутого из имеющихся в их распоряжении описаний языков, опубликованных текстов и словарей. Остальные статьи написаны на основании обработки материалов, текстов, словарей, опубликованных в различных изданиях (см. библиографические списки после каждой статьи).

Все статьи данной книги написаны сотрудниками Отдела иранских языков Института языкознания РАН: В. С. Расторгуевой, Л. А. Пирейко, Е. К. Молчановой, С. П. Виноградовой, В. В. Мошкало, В. А. Ефимовым. Исключением является статья "Курдский язык", одним из авторов которой, наряду с Ч. Х. Бакаевым, была Ю. Ю. Авалиани (Самаркандский Государственный университет). Статья "Семнанский язык" принадлежит перу Т. Н. Пахалиной.

Редколлегия выражает благодарность всем, кто участвовал в подготовке этой книги и способствовал ее выходу в свет.

Глубокую признательность необходимо выразить Н. В. Роговой, проделавшей большую работу по подготовке и компьютерной обработке рукописи и проверке материалов по отдельным статьям.

Особую благодарность редколлегия выражает Российскому гуманитарному научному фонду за финансовую поддержку проекта "Языки мира: Иранские языки" без которой как подготовка, так и выход в свет очередного тома энциклопедии "Языки мира" были бы проблематичны.

 


This page is a part of Languages of the World Encyclopaedia website http://www.lingvarium.org/langworld

 

На главную ¦ Институт языкознания РАН ¦ История проекта ¦ Типовые схемы ¦ Карты ¦ e-mail: langworld + front.ru
       

Created on January, 2001

Web-mastering: Timur Maisak & Yuri Koryakov

Last updated on Jan, 23, 2008 19:55