Материалы и заметки

 

К генеалогии боцмана Чугайло


Однажды моя жена читала старинную советскую повесть про моряков и заметила, что среди персонажей там имеется «боцман Догайло». Сразу понятно, какие ассоциации может вызвать такой сочетание у ковалелюбов и суервыерведов Поэтому вскоре и я прочитал эту повесть, а потом даже удалось найти и посмотреть фильм, снятый по ней еще до войны.

Речь идет о произведении «Танкер “Дербент”» советского писателя Юрия Крымова (1908—1941), погибшего на фронте совсем молодым. Повесть «Танкер “Дербент”» — самое известное его произведение, получившее высокую оценку Андрея Платонова и впоследствии неоднократно переиздававшееся. Она была опубликована в 1938 году и почти сразу экранизирована, хотя на экраны одноимённый фильм вышел с небольшой задержкой — уже перед самым началом войны, в июне 1941 года.

Повесть (и фильм) рассказывает о зарождении стахановского движения на нефтеналивных судах Каспийского пароходства в 1930-е годы и о героизме моряков при спасении горящего судна. Главные герои — молодой коммунист, механик Басов, его жена Муся, пожилой капитан Кутасов и неприятный старпом Касацкий, мотористы, радисты, инженеры.

Среди второстепенных персонажей повести имеется боцман Догайло, которого называют также «дядя Харитон». Это пожилой моряк, по всей видимости, прослуживший на флоте всю свою жизнь. Вот некоторые описания его деятельности на судне:

Когда на судне, которое «Дербент» взял на буксир, разгорается пожар, Догайло как-то теряется и не сразу соображает, что надо делать:

На палубу выскочил Догайло. Он волочил спасательный круг, тыкаясь во все стороны, как слепой, и спотыкаясь. Наткнулся на люк и громко вскрикнул:
— Ай!
Сверху спрыгнул Хрулев и схватил его за руку.
— Дядя Харитон, давай топор скорее. Миленький, пропадаем!
— Топор? — лепетал Догайло оторопело. — Ни к чему теперь топор. Круги спасательные надо.
— Я тебя пришибу! — зарычал Хрулев. — Давай зараз топор, черт старый!
Догайло попятился, уронил спасательный круг, и оба исчезли из дрожащей полосы света, падавшей из-за кормы. Через минуту на освещенное место вынесся Хрулев с закинутым за плечо топором. Он взобрался на корму с удивительной быстротой, широко раскрывая рот от одышки. На палубе Догайло искал брошенный им спасательный круг, тихонько стонал и крестился. Наконец он нашел его и принялся надевать через голову, прислушиваясь к стуку топора, доносившемуся с юта. Когда дрогнуло судно, освобожденное от буксира, он шатнулся и сел на палубе, зажмурив глаза.

Про боцмана сообщается, что он «плохо слышит», что голос у него «высокий, задушевный, певучий». Один из матросов упоминает, что у боцмана «дети в школу ходят. И какие славные ребятишки, ты бы посмотрел!». Когда танкер встречает судно «Узбекистан», на котором работает парнишка-радист, Догайло «даже расчувствовался, глядя ему вслед. — Сынишка у меня был... умер... — сказал он, пригорюнясь. — Такой же был вот вежливый да затейник. Ему бы теперь тридцать было или поболе...». Он очень беспокоится о пареньке во время пожара и заботится о нём, когда того удаётся спасти.

В повести у боцмана не так много реплик; вот, пожалуй, самый длинный диалог с его участием, в котором Догайло предстает как человек «старой закалки», скептически относящийся к «новым технологиям»:

— Неладно скроено это море, — сказал боцман Догайло, стоящий рядом, — совсем даже неудобно оно расположилось, море Каспийское.
Он выставил вперед носок огромного сапога, точно отлитого вместе с его ногой из чугуна.
— Сохнет наше море, питает землю. Знаете в Баку Девичью башню старинную? От башни до моря теперь минуты две ходу. Люди говорят, будто бедную девицу заточили в нее злыдни-ханы и она зачахла с тоски. Башня в то время в море стояла. Ушло море, открыло камни. Так же и здесь, на Астраханском рейде, когда-то глубоко было. Теперь с осадкой в двадцать футов дальше Тюленьей банки идти опасно. Кругом вода — сколько глазу видно, а ходу нет...
Голос у боцмана высокий, задушевный, певучий. Басов с удивлением покосился на огромный коричневый кадык боцмана, распиравший воротник его бушлата, и сказал уверенно:
— Скоро углубим дно — тогда до самой Астрахани танкеры без перегрузки пойдут.
Догайло усмехнулся в усы, оглядел собеседника с кротким сожалением и медленно снял фуражку. Ветер зашевелил редкий примятый пух на его яйцевидном черепе.
— Все-то вам легко, все-то вы можете. Только и до вас, я полагаю, образованные люди над этим голову ломали, да отступились. А причина здесь — наносы вредные да течения, которые всю вашу работу уничтожат и фарватер песком затянут. Нет, не быть по-вашему! — закончил он торжествующе и еще раз оглядел Басова степенно и неодобрительно.
Басову не хотелось спорить. Он молча двинулся по мостику.

Совсем другого Догайло мы видим в фильме Александра Файнциммера. Это отнюдь не старик, а обаятельный и «в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил», да еще в исполнении харизматичного Василия Меркурьева (во время съемок фильма актеру было 35-36 лет).

Алексей Петрович — так зовут боцмана в фильме — шутник и балагур, в портовом ресторане рассказывает матросам разные байки из своей жизни, типа «Подъезжает ко мне Ворошилов на коне и говорит…».

Среди цитат из фильма, приведенных в справочнике «Крылатые фразы отечественного кино» , бóльшая часть принадлежит именно Догайло:

(А. Ю. Кожевников. Большой словарь: Крылатые фразы отечественного кино. СПб.: Нева, 2001. С. 395.)

Боцман ухаживает за буфетчицей Верой, а в сцене бала (отсутствовавшей в повести) и вовсе появляется в черном кителе и танцует вальс!

Всё сказанное выше наводит меня на мысль о том, что в образе боцмана Чугайло из «Суера» с некоторой вероятностью отразился меркурьевский Догайло из фильма. Во-первых, и тот, и другой — боцман. Во-вторых, имеется явное сходство фамилий. В-третьих, боцман из фильма про танкер «Дербент» (в отличие от своего прототипа в повести) — персонаж явно юмористический.

И еще одна параллель: в главе XIV «Суера» имеется сцена, в которой команда наблюдает вдали пожар, причем сначала кажется, что горит... танкер! (правда, с более экзотическим названием):

Издали мы заметили клубы и клоки великого дыма, которые подымались над океаном.
— Это горит танкер «Кентукки», сэр, — докладывал капитану механик Семенов. — Надо держаться в стороне.
Но никакого танкера, к сожалению, не горело. Дым валил с острова, застроенного бревенчатыми избушками, крытыми рубероидом.

Конечно, я не знаю точно, был ли Коваль знаком с повестью Крымова и фильмом. С повестью — скорее всего да, поскольку она все-таки была довольно популярна. С экранизацией — тоже не исключено: известно, что в 1966 г. фильм был восстановлен на Киностудии им. Горького. Может быть, он снова выходил в прокат, но по крайней мере наверняка демонстрировался на телевидении.

 

Тимур Майсак, октябрь 2010 г.

(предварительный вариант публиковался в ЖЖ-сообществе «Суер-Выер»)


 

 

Дополнительные ссылки:

Фрагмент фильма: http://rutube.ru/tracks/1690487.html

На торрентах (спасибо Серёже Андрееву за информацию):
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2141090 (текст)
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1010223 (фильм, DVDRip)
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=979642 (фильм, DVD5)
 


Другие ковалеведческие разделы:

Два Жипцова «Суер-Выер»: журнальные варианты

Коваль и Соснора: два воображаемых плавания
 

На главную страницу

Последнее обновление страницы: 24.03.2014 (Общий список обновлений)